Тотьма - ремесленный Нюрнберг Вологодчины | СОЛЬ
Выбрать страницу

Тотьма, затерявшаяся на обочине дороги между Великим Устюгом и Вологдой, не вписывается в образ тихого неприметного городка Вологодской области, каким она может показаться на первый взгляд. Городок с населением чуть меньше 10 тыс. человек, занявший в 2015 году одно из последних мест по численности в России, никогда не стеснялся громко заявлять о себе и в Европе, и по ту сторону Атлантики. И это отнюдь не выдумки бурной фантазии.

Тотьме на протяжении всей своей истории было слишком тесно в рамках бескрайних глухих лесов Вологодчины, ей было слишком тихо под сенью спокойного и размеренного Русского Севера. Его уроженцы готовы хоть океан пересечь, лишь быть унять безудержную тягу к открытиям и прославить свой городок, пусть даже в бесконечно далёкой Америке. Как, например, тотьмич Иван Кусков, который основал самую южную американскую колонию Российской империи – поселение Форт-Росс в солнечной Калифорнии.

История Тотьмы буквально кишит потенциальными туристическими «брендами» всероссийского размаха. И ей оказалось мало славы «метрополии русской Америки». Она успешно покушалась, ни много ни мало, на статус «русского Нюрнберга», центра игрушечного производства России. Во всяком случае, такого эпитета её удостоил в своей статье столичный журнал «Нива» в 1912 году. Речь шла о местной Петровской ремесленной школе, чья слава уже вовсю гремела на европейских международных выставках.

Что же было такого необычного в этой Петровской школе?

Сейчас в интернет-дискуссиях стали общим местом разговоры о том, что в царской России не сумели произрасти ростки местного самоуправления. Мол, появилось земство до революции, да так и осталось в зачаточном состоянии: цари земству свободы не давали, широких полномочий у них не было. А потому и влиять на социально-экономическое положение народа они серьёзно не могли.

А вот основатели прославившей Тотьму ремесленной школы с этим бы поспорили. И прежде всего - глава Тотемской земской управы, городской гласный Василий Попов. Именно он загорелся идеей создать в городе учебное заведение, где сироты и дети из малоимущих семей смогли бы обучаться какому-нибудь ремеслу. Решение об открытии такого заведения местная дума и уездное собрание приняли 30 мая 1872 года, на 200-летний юбилей со дня рождения Петра I. Отсюда и название.

Cамо здание школы строилось почти 27 лет. Однако сама школа начала функционировать гораздо раньше. Её предтечей стала столярно-токарная мастерская, организованная поповским Обществом по улучшении народного труда. Обучение было трёхгодичным и бесплатным. Приоритет при поступлении давался мальчикам 12-14 лет, сиротам, уроженцам Тотьмы. Квартиру, питание и одежду ученики получали от Комитета Общества. Платных учеников брали в порядке исключения.

Резная скульптура "Орёл".

В школе дети сразу начинали пилить, строгать, красить, долбить, точить. Школа занималась не только изготовлением игрушек, но и выделкой мебели и предметов домашней утвари. Множество заказов позволяло улучшать материальное положение учеников, закупать новое оборудование. Колыбели, комоды столы, детские тележки, вешалки умывальники, двери, и даже гробы – вот лишь неполный перечень изделий, изготовленных руками вчерашних детей.

Нашёлся и меценат, который облегчил тяжёлую ношу Общества по финансированию школы – уроженец Тотьмы, купец Н.И. Токарев (1836-1916). Токарев был на короткой ноге с другим известным российским меценатом Саввой Мамонтовым. Особенно при поездке в Москву его вдохновили художественные мастерские в Абрамцево. Уже в 1896 году казначейство Тотьмы получило от Токарева первые облигации на строительство школы. Сам Токарев был назначен почётным смотрителем Школы.

Одна незадача – в высших эшелонах власти, как всегда, окончательное решение затягивалось до последнего. Лишь 10 июля 1899 (!) состоялось официальное открытие Школы. Изначально она располагалась в здании бывшего уездного училища. В Уставе новой школы было официально провозглашена основная отрасль – создание игрушек и предметов домашнего обихода. И это не случайно: ведь производство игрушек обходило многие другие отрасли ввиду неиссякаемости спроса. Просто и чётко эту формулу вывел сам Токарев: «Пока будут дети, до тех пор будет спрос на игрушки, а потому игрушечное дело, правильно поставленное, всегда будет давать заработок, обеспечивающий быт кустарей». Дети-ремесленники и дети-потребители взаимно обеспечивали друг друга в рамках Петровской школы.

Педагоги школы главным образом упирали на то, какую роль играли разные игрушки в формировании и развитии мировоззрения у ребёнка в разные периоды жизни. Поэтому игрушки делились на три основные группы: игрушки-забавы для раннего возраста, игрушки воспроизводящие действительную жизнь – для средних лет, а также одиночные и групповые игры – для старшего возраста.

Нельзя не отметить вклад первого инспектора Школы, Георгия Серебрякова. Он сумел выписать для учеников Тотьмы рабочие инструменты из Саксонии и Баварии, так как их не было в продаже в Москве и Петербурге. Как отмечает историк Татьяна Воронина, фирмы предоставляли оборудование бесплатно, учитывая малые объёмы городка.

Орехоколка "Малиновка". Предназначалась для извлечения сердцевины орехов.

Также Серебряков своими средствами и энергией налаживал учебный процесс и досуг учащихся. А это было поистине адским трудом. Зарплаты преподавателям, книги, учебные пособия, содержание помещений – всё это требовало денег. А выбивать их часто приходилось из твердолобых и сонливых чиновников, которые, как и во все времена, были не готовы к тому, что их будут беспокоить по таким «пустякам». Вот что пишет о своём распорядке дня сам Серебряков: «...приходя в 7 часов утра и уходя из нее зачастую в 10-11 часов ночи, я отлучаюсь из школы лишь на обед; вечерний и утренний чай имею с учениками, коих частью пою на земский счет, частью на свой".

Отдельной эпопеей для Серебрякова стало строительство нового здания школы. Меценат Токарев должен был постоянно отлучаться по делам в Ростов-на-Дону и попросил Серебрякова взять на себя контроль за исполнением строительных работ. А это значило, помимо всего прочего, находиться в разъездах по другим городам для закупки оборудования и материалов.

Проект строительства школы, как это уже бывало в Тотьме, приобрёл беспрецедентные для этих мест масштабы. На деньги Токарева для будущего строительства был куплен кирпичный завод. Началась заготовка леса и извести. Крестьянство, понимая важность дела, «всем миром» содействовало работам. И не зря – ведь они надеялись (вполне обоснованно), что их дети смогут учиться в новой чудо-школе.

Титанические усилия оправдали себя. Строительство завершилось в августе 1904 года. Общая сумма всех расходов составила порядка 80 тыс. рублей. Здание до сих пор поражает своим аномально-столичным шиком. Будто бы какие-то безумцы украли хороший питерский дом и волочили его до самой Тотьмы. Можно представить, как он смотрелся в городе лет 100 назад.

Сундук. Приобретён на одной из ремесленных выставок царской семьёй. Хранится в фондах музея "Царское Село".

А дети из простых русских семей ковали репутацию и славу Петровской школы. Первая городская выставка состоялась в школе в июле 1901 года. Выставили порядка 230 ученических работ. Почти все они (за исключением выставлявшихся позже в Петербурге и приготовленных для музея) были распроданы за пару часов. Настоящее признание пришло к школе на Международной научно-промышленной выставке «Детский мир» в Санкт-Петербурге в 1904 году. А в 1905 году школа получила Гран-При на международной выставке в бельгийском Льеже. В 1909 году - новый успех. На сей раз - на международной выставке в Казани. В 1912 году Петровская школа получила приглашение на Парижский фестиваль. Тогда-то и появилась та самая статья в «Ниве». Автор дивился тому, как вчерашние крестьяне с ловкостью усваивают рисование и черчение под руководством чутких педагогов. И сравнение с Нюрнбергом было весьма смелым – тамошние игрушечные изделия были доступны не каждому.

В Тотьму повалили заказы со всей России. Она переживала свой расцвет. Ею восхищались. Однажды в книге визитёров свой восторженный отзыв оставил будущий нарком культуры в Советской России Луначарский.

Однако революция и последующие катаклизмы затормозили и приостановили взлёт уникального учебного заведения. В 30-е она прекратила своё существование. Сейчас в Тотьме забытые ремесленные традиции пытается возродить новое поколение энтузиастов.


 

Смотрите также