Страх и ненависть Марка Подрабинека | СОЛЬ
Выбрать страницу

Четыре ситуации из жизни ведущего телеканала «Моя планета», которые никогда не впишутся в формат "семейных" путешествий.

О ЧП на вершине горы Пик Адама на острове Шри-Ланка:

Перед Новым Годом мы поехали на Шри-Ланку, надо было снять несколько программ. А я очень хотел забраться на местную вершину - Пик Адама. Туда с осени и весны направляется поток паломников буквально отовсюду, так как это вершина священна для самых разных религий: индуистов, буддистов и даже христиан. Считается, что именно на эту гору сделал первый свой шаг Адам после того, как его изгнали из Рая. И все едут поклоняться этим местам. Толпа паломников каждый сезон пребывает. Принято выходить ночью, часов в 12. Идти надо довольно далеко и долго, часов восемь по ступенькам – их около 5 с половиной тысяч, разной глубины, ширины и степени изношенности.

Мы реально шли всю ночь, чтоб оказаться на верхушке горы на рассвете. Мне обещали шикарную панораму, рассветное небо - много всякой красоты. Естественно, мы не могли не попасть туда. Но при этом даже не догадывались, что нас там ожидает.

В какой-то момент показалось, что мы были обречены идти бесконечно. Наконец, на каком-то восьмом дыхании мы дошли до вершины. Я обернулся к ассистенту оператора за моей спиной. А тот, внезапно вскинув руки, с посиневшим лицом, резко упал головой на бетонный пол. Потом его тело начало сводить судорогами, пена изо рта пошла. Что-то вроде эпилептического припадка вкупе с сильным ударом головой об землю. И человек начал натурально умирать у меня на глазах. Затащили мы его в какую-то комнату в храме на этой вершине. На наше счастье, на горе были не только паломники, но и туристы. В общей сложности человек сорок.

Среди них оказалась замечательная девушка, англичанка, врач. А её мужем был недавно отслуживший военный (кажется, из Афганистана). Их навыки нас тогда просто спасли. Сначала мы пытались вернуть его к жизни. Зажимали ему какой-то трубкой рот, чтобы он не проглотил язык и не задохнулся, вдували ему воздух. Я пытался вызвать вертолёт, чтоб его эвакуировать. Напомню, там было около 5 с лишним тысяч ступенек спуска. Но вертолёт не мог приземлиться, потому что не было площадки. В итоге мы нашли на горе взвод шриланкийских военных, у которых по чистой случайности оказались носилки. Мы привязали ассистента к ним и побежали вниз, по всем этим ступенькам. Муж англичанки командовал всей этой процессией. По пути вызвали скорую, чтобы она подъехала к горе к нашему спуску, и повезли его в больницу.

Мы уже было начали медленно «выдыхать» - я потом полторы недели после этого спуска ходить мог с трудом. Однако дело в том, что Пик Адама  находится довольно далеко от столицы Коломбо. И не надо забывать, что это практически та же Индия, со всеми вытекающими санитарными обстоятельствами. Поэтому в больницу мы приехали только вечером. А больницей, в которую мы привезли нашего парня, оказалось старое колониальное здание из красного кирпича, с колоннами. Построено оно было 150 лет тому назад. И с тех пор примерно в таком виде и осталось. Палата, в которой нашего ассистента в итоге разместили, была похожа на длинную кишку, заставленную кроватями. Везде лежали люди, потому что мест не хватало. Грязь, паутина, насекомые, окурки. Через занавеску располагалось родильное отделение, где кричали дети. А из занавески туда-обратно постоянно сновала бродячая собака.

В общем, мы поняли, что здесь и здоровый недолго протянет – не то, что наш парень. А он до того момента ещё не приходил в сознание. Потом он два дня находился в коме. Мы организовали выезд в Коломбо, где условия были лучше. Естественно, программа очень сильно поменяла свой вид, многое из задуманного выкинули. Мы уехали, а наш пострадавший – он тогда уже очнулся – не мог летать из-за давления и остался там ещё недели на две. Новый Год он встречал на берегу Индийского океана.

Я на следующий день взглянул на себя в зеркало, а у меня половина бороды поседела.

О стычках с мусульманскими фанатиками в Тунисе:

- Мы тогда снимали в Тунисе выпуск программы «Русский след» - о злоключениях русских эмигрантов первой волны. В те дни, если помните, разгорелся международный скандал в связи с выходом на YouTube фильма «Невиновность мусульман» - сатиры на пророка Мухаммеда. В Тунисе, как и во всех арабских странах, активизировались радикалы. Как и любые фанатики, крайне неприятные люди. А для этих "разгорячённых голов" белый чужак – это как красная тряпка для быка. Так вот, подходят к нам подобные бородачи на городской площади и суют мне бумагу, а на ней написано что-то вроде инструкции, что надо делать с неверными через полчаса после встречи. Мы поняли, что надо делать ноги.

В другой раз подошла группа людей и начала нам что-то рассказывать по-арабски, довольно агрессивно размахивая руками. Претензии те же. Хорошо ещё, что с нами были местный гид и водитель, которые сыграли на каких-то их чувствах из разряда «это же иностранцы, как вам не стыдно, это русские, а не американцы». В общем, они дали нам 15 минут на то, чтобы быстро и безболезненно уехать.

В третий раз мы снимали на пляже. Там был какой-то затонувший корабль прямо рядом с диким пляжем. А рядом сидит группа местных, в европейской одежде, «пьющих», что обычно несвойственно для мусульман. Ну мы и подумали, что всё нормально - наверное, это "светские". Потом они подошли и начали с нами вполне мирно разговаривать. Хорошо, с нами была одна тётушка, которая уже 20 лет прожила в Тунисе. Она сразу почуяла неладное и вызвала полицию – за 15 минут до того, как один араб неожиданно схватил меня за руку и начал снимать часы. Я его ударил, и в этот момент их весьма кстати повязали полицейские. Грабителей было человек пять, кажется. Справедливости ради отмечу, что нас было столько же.

О двухчасовом аресте в Непале:

- Мне давно хотелось попасть в Непал. Так хотелось, что я в итоге придумал историю программы о том, как мы пойдём ставить на Эверест флаг как дань уважения нашим ветеранам, в память о победе в Великой Отечественной войне. И мы решили снять об этой истории фильм. Сначала мы с оператором прилетели в Катманду, а оттуда – в деревню Лукла, откуда потом шли две недели по горам до Эвереста, до базового лагеря альпинистов. Естественно, мы подготовились: договорились с министерством туризма Непала, заплатили им за право снимать всё на профессиональные камеры в их национальном парке Сагарматха в Гималаях. Всё шло как по маслу.

Но на третий день пути к нам из-за кустов вылез человек в форме, представившийся кем-то вроде местного рейнджера, и попросил разрешения. Мы всё дали. Он говорит: «Всё хорошо. Но нужно ещё одно разрешение». Выяснилось, что администрация этого национального парка обладает статусом отдельного министерства. Естественно, как и все чиновники в этом мире, эти решили не упустить возможности подзаработать.

Этот рейнджер предложил всё полюбовно уладить за полторы тысячи долларов. Я ему, скажем корректно, отказал, и нам начали угрожать арестом. Следующие полторы недели я от них банально бегал. Со мной, помимо оператора, был мой непальский друг из Катманду, и двое шерпов (представителей одной из народностей в Непале). И мы всей этой весёлой компанией удирали от местных рейнджеров. Приходим, скажем, в местную деревню на ночлег, они нас догоняют и опять начинают угрожать. Мол, завтра должны вернуться с нами. Мы, естественно, соглашались, а потом просыпались на два часа раньше и делали ноги. Как только мы не изощрялись - путали следы, делали крюки. В итоге мы всё же дошли до Эвереста и сделали, что хотели. Мои шерпы нашли других шерпов, которым я дал рюкзак с камерой на сохранение.

Нас опять догнали рейнджеры, началась перебранка. Признаюсь честно, я под конец и сам вёл себя не очень красиво. Начал угрожать донести на них за вымогательство. Они пугались и отпускали нас, но потом опять догоняли, будто очнувшись, и всё повторялось сызнова. В общем, самый настоящий паноптикум. Хорошо ещё у меня был спутниковый телефон, и я периодически связывался с Москвой, а также с нашим консулом в Катманду. Все помогали, как могли. Но на обратной дороге, в районе деревни Намче-базар, нас с оператором все-таки арестовали и проводили на военную базу. Посадили в какую-то конуру, где я и провёл смешных пару часов.

Разразился грандиозный скандал. Местные газеты протрубили, что российских журналистов арестовала злая администрация, и их держат в каких-то горах. В итоге Министерство туризма Непала заплатило за нас (!) эти несчастные полторы тысячи долларов этой жлобской администрации. Схема странная, но в итоге нас отпустили и замяли скандал. Сохранились лишь самые весёлые впечатления.

О съёмках церемонии жертвоприношения кубинских последователей культа вуду:

Когда я приехал, у меня был человек, который обеспечивал коммуникацию с местными. Таксист, который нас вёз из Гаваны, сказал: «Буду ждать вас здесь часов в 11 вечера, жду три минуты, и если не дождусь, то уезжаю». Короче, мы поняли, что район тот ещё. Мы приехали, нашли колдунов, стали проситься снять обряд. Если бы я приехал туда один и попытался бы пройтись по этим улочкам, то меня в лучшем случае ограбили бы. В худшем – просто зарезали. Мы тупо заплатили за нашу безопасность – около 700 или 800 долларов. В итоге удалось заснять всю церемонию жертвоприношения целиком.

А вся эта котовасия происходила во дворе маленького домика. Какая-то глина, коробки, тростниковый навес, а посередине - шест, который всё это держит. Одним словом, типичная фавела. Полукругом сидели барабанщики, которые отбивали ритм в течение пяти часов. А в углу - колдун, больше похожий на деревенского забулдыгу. Он там постоянно что-то пил и курил. Пьют они там какую-то смесь одеколона с ромом, настоявшуюся на каких-то травах. Он и меня пытался заставить это продегустировать. Стрёмный тип. Напоминал плохих парней из плохих фильмов со Стивеном Сигалом. И взгляд жутковатый.

А ещё эта бедная коза, которой он голову отрубил в финальной части жертвоприношения… Меня в этот момент оттолкнула кубинка, прыгнула на эту козу и начала, как одержимая, пить кровь из её отрубленного горла. Я всё фотографировал, а потом увидел лицо нашего ассистента оператора, Диму Салихова, который «свет» держал и подсвечивал церемонию. Так у него всё это время глаза блюдца напоминали. Первая командировка – и сразу ночное жертвоприношение с последующим распитием крови в какой-то гаванской трущобе!

Дима ещё потом неделю напрягался, когда мы с оператором, бывшим барабанщиком, настукивали тот ритм, который отбивали кубинцы на церемонии.


 

Смотрите также