Не в деньгах счастье | СОЛЬ
Выбрать страницу

Молодёжь активно уезжает из Великого Устюга, стремясь к заработку и материальному достатку. Но как насчёт духовного? Непримиримо ли материальное и духовное, или противоречия не существует? Отец Фёдор занимается работой с молодёжью Великого Устюга и предлагает ребятам духовное, а не материальное. Он рассказал о том, что Церковь может предложить молодёжи, и как православие может спасти депрессивные города.

Молодёжь и Церковь

- Мне сказали, что Вы курируете деятельность нескольких религиозных молодёжных организаций?

- Интересно каких?) Я руководитель отдела по работе с молодёжью Великоустюжской епархии. Мы общаемся со студентами, вместе с ними трудимся в храмах. Я провожу для студентов и школьников уроки о семье, браке, церковных таинствах, заповедях Божьих. С Политехническим техникумом у нас даже заключён договор: я провожу у ребят уроки, беседую с ними о нравственности, а так как они учатся на сварщиков, на штукатуров, они помогают нам восстанавливать Георгиевский храм. По большому счёту, мы работаем в том направлении, чтобы приобщить молодёжь к церкви.

Когда меня поставили восстанавливать храм год назад, там были и надписи, и граффити. Меня это задело, и я решил, что если человек придёт потрудиться в храме, сделает хоть малое дело для храма, то он потом не придёт с баллончиком и не будет его расписывать, граффити рисовать на святом месте. Теперь же у нас много друзей, которые помогают нам не только в восстановлении храма, но и в акциях. Почти все руководители молодёжной работы в учебных заведениях Великого Устюга заинтересованы в сотрудничестве с Церковью. Они видят, что меняется характер молодых людей, они становятся добрее, лучше, отзывчивее. Мне кажется, наше сотрудничество плодотворно и имеет определённый успех.

Не в деньгах счастье...

Отец Фёдор

- Идея заставить работать молодёжь в храме это была Ваша личная инициатива?

- Да.

- И как идёт отклик у молодёжи?

- Приходят. Не всегда все. Кто-то целыми группами, классами приходит, а иногда человек 5-6 придёт из класса – у всех по-разному. Кто-то ради интереса приходит, кто-то действительно хочет потрудиться во славу Божию для Церкви. Потом мы с ними пьём чай, общаемся, многие приходят во второй и в третий раз. Силой никого не заставляем, приглашаем всех желающих. И ребятам нравится - и Церкви помощь.

- Как Вы думаете, сильно ли влияние Церкви на молодёжь Великого Устюга? Ходят ли ребята массово в храм или всё-таки большинство – нет?

- Я бы не сказал, что приходят массово. Но потихоньку всё больше молодёжи приобщается к Церкви. Так, чтобы сразу с одного щелчка привести всю молодёжь в храм, – это невозможно. У каждого человека свой путь к Богу. Кто-то сразу приходит, кто-то с детства, кто-то на старости лет. У всех своя причина прихода к Богу: кто-то из-за болезни, кто-то из-за какой-то сложной жизненной ситуации, кто-то из необъяснимого порыва души. И у молодёжи тоже у всех разные позывы, все они на разном возрастном этапе. Кто-то сразу приходит в Церковь, кто-то придёт лет через пять. Я надеюсь, что все, с кем мы работаем, хотя бы задумаются, что нужно соблюдать заповеди Божии и просить у Бога прощения за свои грехи.

- А Вы сами как избрали свой путь?

- Когда я однажды задал такой вопрос другому преподавателю, она сказала: «Это очень интимный вопрос, и я отвечать на него не буду». Я не буду так говорить. Но всё же, знаете, такой тайный переворот души не объяснить, не выразить словами. Просто это нужно почувствовать, нужно увидеть Бога духовным зрением. И когда ты чувствуешь эту Божью близость, благодать, ты понимаешь, что это - самое драгоценное для тебя. Со мной случилось так. Хотя до этого я работал на заводе, и меня всё устраивало.

- А как вообще становятся священниками? Мне кажется, нужно учиться в духовной семинарии…

- Естественно, да. После того как я задумался об этом, пошёл в духовное училище, сейчас заканчиваю семинарию и служу священником. Всё не сразу, это определённый путь, нужно поучиться, потрудиться, пожить в монастыре.

- Сколько Вам тогда было лет?

18, я отучился и сразу пошёл работать.

А сейчас, если не секрет?

26.

- Как мне кажется, к Богу приходят в 2 вариантах. Если семья религиозная, то вера закладывается с детства. И в этом случае я не знаю, с какой вероятностью человек во взрослом возрасте останется воцерковлённым. А второй случай, когда к Богу приходят уже во взрослом возрасте, и мне кажется, что это более твёрдая вера.

- Более вероятно, что дети, выросшие в православной семье, останутся в Церкви. Но далеко не всегда так происходит. Бывает и наоборот, когда человек, абсолютно далёкий от Церкви заходит в храм, приобщается к жизни церковной и навсегда остаётся в Церкви. Бывают абсолютно разные ситуации и случаи.

Амбиции, такие амбиции

- Мы проводили небольшое социологическое исследование в Великом Устюге и выяснили, что большая часть молодёжи планирует уехать из города. При этом ребята говорили, что город депрессивный, в нём нечего делать, нет перспектив. А взрослые жители города делились с нами, что отток молодёжи - это серьёзная проблема Великого Устюга. Но при этом рабочих мест продолжает не хватать. Как Церковь относится к этой проблеме, и что она может предложить для её решения?

- Отвечу кратко. У нас нет такой задачи, чтобы все жители Великого Устюга остались в городе. Потому что мы не можем предложить той молодёжи, которая стремится к роскоши, богатству, жизни в больших городах, того, что они хотят. У нас этого нет. Мы можем предложить им веру в Бога. Для того, чтобы они поняли, что это и есть настоящее богатство, им нужно пройти определённый этап приближения к Богу. И тогда они, может быть, задумаются и останутся в Великом Устюге, в городе, где жили величайшие чудотворцы и святые. И если они поймут, что находятся не просто на родине Деда Мороза, в утопающем депрессивном городе, а в древнем городе, где столько святынь, и который является ровесником Москвы и Вологды, духовная история которого огромная, тогда они останутся. Опять же, это происходит не сразу.

Вот я вырос в достаточно большом городе. Но после того как я переехал в Устюг, мне почему-то не хочется искать мегаполисов, меня устраивает спокойная размеренная жизнь.

- А где Вы выросли?

- В Северодвинске. Всё связано с тем, что именно человек ищет. Если он ищет роскошь, то, естественно, он здесь этого не найдёт.

Не в деньгах счастье...

Великий Устюг

Роскошь без радости

- Сейчас существует тенденция, что подавляющее большинство молодёжи стремится к образованию и заработку. Церковь же говорит, что это не так важно, даже не нужно, а главное – это духовное…

- Я Вас перебью. Даже наш митрополит Игнатий настойчиво советует всем тем, кто хочет стать священниками, вначале получить светское образование. И всей молодёжи - тоже не быть безграмотными невеждами, а быть учёными. Чем больше человек осознаёт, чем больше учится, тем вероятнее он сможет увидеть красоту Божьего творения. Ведь если он будет обучен, разумен, он поймёт, что так просто ничего не случается, и во всём есть свой замысел Бога. Поэтому Церковь всегда настаивает на том, чтобы получить образование и стремиться дальше развиваться.

- С образованием ещё понятно. Но накопление материальных благ, стремление к обогащению Церковь же всё-таки не приветствует?

- Да. Если ставить в центре своей жизни обогащение, это, конечно, порок.

- А какие существуют механизмы, чтобы молодёжь отвернуть от этого в сторону веры и духовности?

- Предлагать альтернативу. Если человеку показать что-то более драгоценное, он будет стремиться к этому. Для Церкви более драгоценным является духовное. Человек, который уже имеет определённый духовный опыт, видит самым драгоценным в себе молитву Богу. Во многих житиях святых описывается случаи, когда старцы встречаются друг с другом, послушник варит им обед, а они тем временем встают на молитву. И могут молиться всю ночь, они от этого испытывают радость. И в конце послушнику достаётся всё то, что он сварил, а они расходятся по разным сторонам.

Вот если любому человеку предложить вот эту духовную радость, если он это осознает, почувствует на своём опыте, и будет твёрдо знать, что ни деньги, ни роскошь не могут принести такой радости, какую может принести молитва Богу. Вот я это осознал. Я знаю, что, если человек пойдёт по головам других, будет стремиться к богатству, но не будет задумываться о своём ближнем, то все достижения не принесут ему радости. Так и происходит. Я часто прихожу в Центральную районную больницу и провожу беседы с женщинами, которые стремятся сделать аборт. Мы с ними общаемся перед абортом, и я пытаюсь им объяснить, что они совершают грех и желают за счёт отказа от своих детей быть более свободными, богатыми. Но когда они всё это получат, то вспомнят, что потеряли. И когда сопоставят, поймут, что выбрали не то, что нужно, не ту драгоценность.

- Я думаю, что мужчины также ответственны за это деяние, и с ними также должна проводиться работа.

- Скажу даже больше. Работа должна проводиться в первую очередь с мужчинами. Потому что на самом деле это мужская проблема. Поскольку мужчина глава семьи, он отвечает за то, что происходит в семье. Но с мужчинами трудно пообщаться, они часто не приходят на аборт, и остаётся только беседа с женщинами. Многие женщины чувствуют себя одинокими, так как муж за ними не присматривает, уходит из дома или пьёт. Они чувствуют оставленность, и от этой оставленности они приходят к такому решению.

- Вот ещё мне интересно следующее: у мирян часто бывает, что мужчина много работает, ему бывает довольно сложно воспитывать ребёнка. У Вас есть ребёнок. Сложно ли воспитывать ребёнка в семье священника?

- Времени мало, сразу скажу. Дома только ночую, целыми днями приходится либо в храме быть, либо на встречи ездить. А так, конечно, отцу нужно участвовать в воспитании детей. Но в силу занятости приходится это делать только в свободное время. Сложности есть, но в любой семье свои сложности. Без сложностей ничего не бывает, и счастье просто так на руки не падает. Надо стараться, надо трудиться.

Смотрите также